Семейная тайна Олега Газманова

Вторую жену Олега Газманова мама певца приняла лишь перед смертью

Зинаида Абрамовна, мать Олега скончалась в первой половине декабря в Калининграде. На похоронах певец был без своей жены Марины, и это не вызвало большого удивления у присутствующих. Все знали, что покойная долго не могла свыкнуться с мыслью, что у ее любимого сына теперь новая семья. Единственной своей невесткой мама Олега всегда считала Ирину – первую жену артиста, и продолжала считать ее членом своей семьи даже после их развода. Ирина, в свою очередь, относилась к больной 86-летней женщине как к своей родной матери, и периодически летала из Москвы в Калининград, где сестра Ирины Наташа ухаживала за ее бывшей свекровью, когда та была тяжело больна. Первой о смерти Зинаиды Абрамовны узнала Наташа от медсестер, сутками дежуривших у постели больной.

Нянечки позвонили Наташе и по телефону сообщили, что Зинаида Абрамовна странно дышит – вспоминает Ирина. – Потом она захрипела и тихо умерла. Мы с Олегом узнали об этом от Наташи.

Газманову сказали, что его мама умерла легко, без мучений. Незадолго перед смертью, ей, как это ни странно, стало лучше. В последние дни Зинаида Абрамовна вдруг оживилась, стала общительной, даже давала распоряжения близким, что купить к Новому году. Когда она видела выступления своего сына по телевизору, то всегда просила добавить звук. Она всегда ждала его приезда с нетерпением. Осенью, когда Олег ее навестил, никто не мог предполагать, что эта встреча станет последней.

На похоронах присутствовали только самые близкие люди. Это печальное событие стало настоящим ударом для Олега. Отменив запланированные ранее концерты, Олег первым же рейсом вылетел в Калининград. Среди присутствующих был так же и его старший сын Родион. Теперешняя жена Олега Марина проводить в последний путь свою любимую свекровь не смогла. Их общий сын Филипп заболел, и Марина была вынуждена остаться с ним в Москве – так объяснили близким ее отсутствие.

Зинаиду Абрамовну похоронили на почетной аллее старого городского кладбища. Местный священник сказал, что Олег не захотел отпевать мать, поскольку та была неверующая.

Поминки

На девять поминальных дней бывшая супруга Олега Ирина специально прилетела в Калининград из Москвы.

У Олега был запланирован концерт, поэтому он не смог приехать – объясняет Ирина. – Родион был тоже занят. Поминки проходили в кафе, их организовала моя сестра. Наверно это выглядит странным, но уже после нашего с Олегом расставания я очень сблизилась с покойной. Что касается Наташи, так уж получилось, что она стала для Зинаиды Абрамовны как дочь, а ее сын Богдан – как внук. По сути, именно Ирина с Натальей являлись опорой и поддержкой для пожилой женщины в последние годы ее жизни.

На поминки по свекрови Ирина принесла красные розы. Она была замечательным человеком, мы все будем всегда об этом помнить. Да будет ей земля пухом – сказала Ира, сидя за поминальным столом.

В Калининграде Зинаида Абрамовна была уважаема всеми, она прошла всю войну. На фронте Зина познакомилась с молодым человеком, который впоследствии стал ее мужем и отцом Олега.

После войны Зинаида Абрамовна получила медицинское образование и долго работала кардиологом в Калининграде – рассказывает Ирина. – Ее душа была наполнена любовью, в ней не было места злу. Помню, как она, после очередного дежурства в больнице, бежит за Родионом (он тогда был совсем ребенком). Она толком и детей-то нянчить не умела, не хватало опыта. Однако она всегда с большим удовольствием возилась со своим внуком. Родька называл ее «баб Зина». После того, как мы с Олегом развелись, она продолжала видеться с внуком. Она всегда была деятельная, никогда не лежала, использовала любую свободную минуту, чтобы погулять с Родькой.

Олег был единственным сыном Зинаиды Абрамовны, и она постоянно за него волновалась. Когда его друг Миша Рейн помог ему устроиться на работу в гостиничный ресторан в Калининграде, мать Олега совершенно лишилась спокойного сна.

Зинаида Абрамовна беспокоилась, как бы табачный дым и непростая ресторанная обстановка не повредили драгоценному здоровью Олега – рассказывает Михаил. – Однажды она настояла на том, чтобы я посетил медсанчасть № 1 и прошел полное обследование. И мы обследовались, сдавали кучу анализов. У нас брали кровь на реакцию Вассермана, потом желудочный сок на анализ. Помню, как это было ужасно – мы не могли проглотить эту трубку и нас пичкали таблетками. Потом делали ЭКГ, глотали барий. В конце концов, я не выдержал и сбежал, а Алик остался. В итоге у меня все нормально, а Алику все казалось, что он болен какой-то неведомой болезнью.

На правах рекламы:

Русское интернет казино с дилерами, все игры на деньги полностью руссифицированы.