На сцене я просто псих…

Еще год назад Серебряный Бор ознаменовало событие переезда Олега из маленького деревянного домика в более просторный. Кроме всего прочего радует собственная баня, ведь Олег так любит попариться в ней с друзьями. Теперь она стала немного больше и вмещает небольшой бассейн. Что касается дома, то он все из того же дерева, но со своими маленькими особенностями. На балконе расположен штурвал, который соседствует с рындой, что позволяет каждый новый день ознаменовать громким ударом в корабельный колокол. Но интересен также и способ подъема Олега на второй этаж и обратно – канат, который полностью заменил лестницу!

- Олег, не каждый музыкант может похвастать собственной студией. Организовать в собственном доме «рабочий кабинет» заслуга твоего сильного увлечения или проявление профессионализма? - Это была моя давняя мечта, засыпать и просыпаться дома без отрыва от работы. Я вообще очень люблю работать дома и даже с персоналом часто общаюсь, не выезжая из своего жилища. И теперь, когда из своих окон я вижу сосны, мне хочется творить и делать мир светлее.
- Сейчас в твоей студии далеко не одна гитара. А ты помнишь свой первый инструмент? - Если я ничего не путаю, то первой была дворовая гитара с семью струнами, позже я освоил шестиструнную, но это было уже в музыкальном училище. Потом у фарцовщика я купил потрясающий инструмент, который мне достался не за очень большую цену. Уже потом я выяснил, что настоящая цена этой гитары во много раз превышает ту, которую я заплатил. На ней исполнялись «Питер» и «Офицеры», даже сейчас эта гитара со мной. Старый и новый друг.
- Олег, я знаю что твой дом был пристанищем еще для одного твоего друга. Он не был человеком, но являлся членом твоей семьи и стал практически родным не только для тебя, но и твоих друзей. Теперь твоего пса Корби уже нет. Расскажи, пожалуйста, как ты справился с этим? - Все случилось очень быстро и внезапно. В прошлом году март оказался последним для Корби. Тогда я был в Америке, гастролировал. Я уже знал, что больше никогда не увижу его. Трудно описать, что я чувствовал, когда вернулся и обнаружил что потерял друга. Навсегда. Хочу сказать друзьям спасибо, они почти сразу же подарили мне маленького щеночка, той же породы. Пятинедельного песика я назвал Мачо. Это приобретение помогло пережить мне потерю.
- Не будем больше о грустном. Каким блюдам вы отдаете предпочтение? - Самое любимое для меня это шашлык с вином, раками и пивом. Еще не могу забыть, как мама готовила картошку, такая хрустящая с прожаренными корочками. Ну а про напитки хочу сказать, что довольно долго не употреблял алкоголь вообще из-за спорта. А когда попробовал пиво, первое впечатление признаться было негативным. Невкусным оно мне показалось после лимонада. Ну а сейчас я скорее любитель пива под хорошую сушеную рыбку, нежели профессионал-ценитель. Мой личный рекорд был установлен на четвертом курсе, когда на судостроительном заводе за несколько часов я опустошил 13 бутылок, т.е. 6.5 литров.
- Твой выход на сцену сопровождала неимоверная энергия твоей личности, которая ощущается в песнях. И сейчас спустя столько лет эта энергия не иссякает, складывается впечатление, что и в жизни у тебя все энергично и эмоционально… - На сцене я сам себя не узнаю. Словно впадаешь в какое-то дикое состояние и совершаешь такие вещи, на которые в нормальной жизни не решился бы. Все эти сопряженные с риском прыжки, кульбиты, даже петь начинаю иначе.
- Тебе исполнилось пятьдесят лет. Что-нибудь изменилось в твоем характере? Может ты стал менее чувствителен, доверчив или искренен? - Я придерживаюсь в своей жизни собственного девиза: “ Главное - не перестать удивляться. Если перестанешь - значит, уже старик". Если говорить о доверчивости, то здесь все двояко. Мне не раз случалось переживать предательства и расплачиваться за излишнюю доверчивость. Был даже такой промежуток жизни, когда я отгородился от всех. Но замкнувшись, ты отдаляешься от людей, лишаешь себя возможности приобрести новых друзей и даже теряешь себя в чем-то. А жизнь всего одна и,ждать тебя не намеренна. Поэтому, не смотря ни на что, я хочу и буду оставаться открытым.
- Как ты оцениваешь свою интуицию? - Я ей доверяю. Первое, что я чувствую при виде человека, кажется мне правильным. Так было не всегда, раньше мне надо было ближе узнать человека, разобраться в нем, а теперь с высоты накопленного опыта, приходит понимание и доверие собственной интуиции. Сейчас уже взгляда на лицо человека порой бывает достаточным, чтобы определить стоит ли с ним иметь что-то общее.
- А с женщинами так же? - Да, хотя не так просто, как с мужчинами. Женщины более изобретательны и изворотливы.
- Интриги, козни, хитрости, все же больше относятся к арсеналу женщин, под колким названием стервы. Но мужчины любят стерв, как ты думаешь? - Нет, это заблуждение. Хотя надо судить не только по женщине. Если мужчина закомплексованный подкаблучник, то, возможно, да. А вообще есть такая шутка: "Из двух влюбленных один всегда оказывается стервой" (смеется).
- Ты часто ревнуешь? - Не могу сказать что часто, но чувство это мне знакомо.
- Ну а отношение между мужчиной и женщиной? Любовь ты теперь тоже воспринимаешь иначе? - С возрастом я осознал, что все наши материальные достояния: дом, автомобиль и даже рабочее место, лишь оформления к нашим чувствам. Если само чувство отсутствует, то все это лишь нелепые декорации. И ведь люди могут до конца своих дней собирать гоняться и собирать их, забыв о главном. И сейчас я не сомневаюсь: истинно ценным и значимым является лишь то, как сильно мы можем любить. Именно это чувство связывает мужчину и женщину, именно оно веками мучает сердца людей.